June 5th, 2018

Поездка в донецкий аэропорт. 2014 год

bez_pisem пишет:
Поездка в аэропорт
Так как людей на охране воинской части №3023 не хватало, было мало надежды, что нас отпустят повоевать, а воевать было нужно. Ближайшей к нам горячей точкой был ДАП (Донецкий аэропорт). Если не считать событий 26-го мая, то до войны я заезжал в новый терминал с ребенком. Недалеко от аэропорта, в гаражном кооперативе, был наш гараж. В воинской части, расположенной возле аэропорта, служили мои знакомые, к которым я заходил в гости, так что более-менее с местностью был знаком. Знание местности очень помогает воевать. В интернете эта воинская часть называется № А-1402. Расположена она на улице Стратонавтов. Наше подразделение успело отметиться и здесь. История имеет некоторое отношение к Букам, точнее к персоналу установки. Ставлю себе зарубку в последующем рассказать об этом.

В общем, решили мы сходить в самоволку в ДАП. А что, аэропорт близко, диспетчерская вышка просматривалась с нашей казармы, так что можно будет быстро вернуться при необходимости. Ну и горячо, то есть — то, что надо.
Сел я на машину, взял с собой несколько человек и мы поехали знакомиться с ополченцами, которые находились в А-1402. По приезду быстро нашли старшего, сидел он в беседке и как раз вставлял пистон подчинённым за какую-то провинность. По замашкам - военный, это плохо: они обычно лишены гибкости мышления. Позывной его был Тайга. В общем, познакомились, я поинтересовался обстановкой и предложил наши услуги. Со слов Тайги, обстановка была тяжёлой. Укры устроили снайперский террор - разведгруппы противника бродили вокруг, саму часть обстреливали даже вогами (я, честно говоря, удивился, как это - разрешить подходить украм так близко), укровские разведгруппы минируют все вокруг. А у него людей мало, вооружены они плохо. Действительно, у части бойцов на руках были СКС, что я считаю очень неплохим оружием, но для городского боя все - таки малопригодным. Самая главная проблема, со слов Тайги, была в укровских снайперах, которые не давали им житья. Я попросил разрешения побродить по части и вокруг. Мне выделили проводника, который сопроводил меня. Я хотел предварительно прикинуть, где могла бы находиться позиция укровского снайпера и подобрать позиции для нашего. Всегда стоит брать проводника, даже если вы хорошо знаете местность. Проводник в курсе, где простреливают и надо быстро проскакивать, где безопасно. Проводник знаком с местными ополченцами, что облегчает контакт. Через несколько часов хождений и наблюдений картинка сложилась. Самая выгодная позиция была прямо напротив терминала, где, как я подозревал, находился укровский снайпер, но дистанция была 700 метров - сложная для уверенного попадания. Будучи в Карловке, рассказывая о принципах точной стрельбы, я для примера произвёл выстрел из автомата в окно здания находящегося на дистанции 700 метров. Самое смешное, что я попал. - Вот видите, как надо стрелять, - сказал я. И быстро разрядил автомат, что бы не пришлось повторять, потому что второй раз попасть я бы скорее всего не смог, в лотерею нельзя выигрывать каждую игру. Но наш снайпер, удивительный раздолбай, стрелял очень хорошо. На 400 метров не промахивался в придорожный столбик. Я надеялся, что и 700 метров будет ему по силам. В общем, прикинув что к чему, мы поехали домой.


По возвращению в расположение мы стали готовиться к «походу» за снайпером. План был такой. Готовим позиции и дежурим на них до появления укровского снайпера. Я в группе прикрытия и наблюдения. Покопались в интернете, предварительно промеряли дистанции. Освежили в памяти всякие вычисления.

На следующий день выдвинулись. Стрелять мы решили из заброшенных казарм. Эта территория уже не контролировалась ополченцами, но и укры ее под контроль не взяли. В общем, спорная территория. Двинулись с осторожностью на облюбованные позиции. Но по приходу у нас возникла небольшая проблема – как оказалось, в казарме были новые пластиковые окна. В первый приезд я прозевал этот момент. Стрелять через стекло нельзя, попасть будет невозможно. Если открыть окно, то укровский снайпер обнаружит изменения в обстановке и нас либо накроет ДРГ, либо он отработает. Короче, я дал команду открыть все окна в казарме, и решил уехать на неделю, что бы противник привык к этим изменениям, но как обычно вмешался случай. Показывая нашему снайперу место предполагаемой позиции укра, я действительно его увидел. Указал на него нашему снайперу, который подтвердил обнаружение. Дальше действовали так. Наш снайпер ушёл в другую комнату. Я на подоконник насыпал много пыли с пола, казармы перед войной начали ремонтировать так что строительной пыли было много, положил автомат цевьём на подоконник, сам спрятался и начал стрелять. В воздух поднялась пыль, которая демаскировала мою позицию и привлекла внимание вражеского снайпера, за которым я наблюдал с помощью трубы разведчика. Наш снайпер тщательно прицелился и, такой молодчага, попал. Я зафиксировал падение тела и винтовки. На всякий случай, я доработал туда уже прицельно из автомата и мы сменили позиции. Больше на укровских снайперов Тайга не жаловался. А значит пришло время заняться другой работой.


Для того, что бы насолить украм, надо было понять,Collapse )

Донбасс: Была вера в Россию. От этой войны уже почти ничего не осталось...






Первые дни июня принесли из ДНР обнадеживающие вести: попытки ВСУ (вооруженные силы Украины) атаковать позиции армии ДНР в районе пос. Марьинка обернулись для агрессоров крахом. Тактика, примененная командирами ДНР, привела вэсэушников прямиком в «огневой мешок»…

Разгромлена огневая точка противника в районе Авдеевской промзоны. С нее обстреливали батальон «Пятнашка», в результате чего был убит командир Олег Мамиев – Мамай. Бойцы мстят за своего комбата.

Под Мариуполем разбиты две группы украинских морпехов из 503-го батальона 36-й бригады ВСУ. Морпехи намеревались совершить провокации, но им не повезло.

Армия ДНР начала применять системы залпового огня (РСЗО) «Чебурашка» и «Снежинка», созданные в республике по указу главнокомандующего А. Захарченко.

Это хорошие новости. Но есть и другие. Пятый год донбассовцы бьются за свою независимость, живут в нечеловеческих условиях, терпят голод и холод, неустроенность, несут потери. А войне не видно конца.

Collapse )