June 4th, 2016

Храм ХС

Во взорванном храме ХС на полу звезды восьмиконечные.
Кому и зачем понадобилось «разукрасить» православный храм звёздами
Давида, обманывая миллионы верующих, что новый храм копия старого?

hram
УГ

Агония украинства

Это то, что мы сейчас наблюдаем.

Не рождение - выкидыш появился на свет почти сто лет назад и впервые явил своё свидомое мурло в концентрационных лагерях Галиции, куда нововыкинутые "украинцы" сгоняли русских за то, что они русские, - а именно агония. За прошедшие два года отлично проявились основные родовые черты этого манкурта: трусость, предательство, подлость, безродность и лживость. Ну и, конечно, заложенная изначально в программе украинства русофобия.

Украiнцi п`ють, гуляють,
А кацапи вже конають.
Украiнцi п`ють на гофi,
А кацапи в Талергофi.
Де стоiт стовп з телефона,
Висить кацап замiсть дзвона
Уста йому посинiли,
Чорнi очi побiлiли,
Зуби в кровi закипiли,
Шнури шию переiли

(С), весёлая песенка галицийский сечевых стрельцов, 1914 год.

Причём "кацап" в этой милой украинской песне - это галицкий русин, не пожелавший отказаться от русского имени, а не далёкий москаль.

К дню рождения И.Р. Шафаревича

Originally posted by rigort at К дню рождения И.Р. Шафаревича
Вчера был день рождения Игоря Ростиславовича Шафаревича. В связи с этой датой решил поместить свой небольшой текст, написанный к его 90-летию. Он был опубликован после небольшой цензуры в "Литературной газете" (упоминание евреев вырезали, еще какие-то мелочи). Ниже авторский вариант. Задача была в 3 тыс. зн. уложиться.

"Игорь Шафаревич навсегда останется в истории как автор одной книги. Не потому, что он не написал других, не потому, что иные его работы малоценны — нет, они по своей глубине не уступают «Русофобии». Но эта книга вынудила широкую аудиторию обратить внимание на явление, ключевое для понимания русской судьбы в ХХ веке.
Расизм.
Расизм по отношению к русским. Вот что такое русофобия, заговор молчания вокруг которой разрушил Шафаревич.
Трагический итог последнего столетия для нас заключается в торжестве принципа, согласно которому русский народ должен быть лишен политических прав в силу своей якобы изначальной неполноценности («неспособности собой управлять», «неготовности к демократии», «реакционности», etc.). Советская система утвердила этот принцип в качестве государственного. Вновь он был авторитетно подтвержден 4 октября 1993 года, когда были ликвидированы остатки стихийной демократии и сформировался современный политический строй.
Вокруг этого принципа существует консенсус между казалось бы несовместимыми политическими, национальными и религиозными группами. Тут трогательное единство проявляют советчики и антисоветчики, коммунисты и либералы, креативный класс и охранители, просвещенные западники и евразийцы, еврейские активисты и мусульманские фундаменталисты.
Работа Игоря Шафаревича, написанная в начале 1980-х, как и любое выдающееся явление в политической и культурной жизни общества, не могла появиться в вакууме, вне соответствующей традиции и среды. Она возникла как более чем десятилетний итог деятельности русского национального движения в СССР.
Самиздат русских националистов возник в Советском Союзе на рубеже 1960-х—1970-х годов. Значительная часть их публицистики была посвящена русофобии: как государственной, так и доминирующей в диссидентской среде. Об этом писал в «Слове нации» Анатолий Иванов (1970), об этом значительная часть текстов Геннадия Шиманова. Именно ему принадлежит первое (1971) и самое важное публичное выступление с критикой авторов сборника статей «Метанойя», — под псевдонимами там скрывались А. Мень, М. Агурский, Е. Барабанов, — которых Шафаревич обильно цитирует в своей книге в качестве эталонных русофобов. Н.А. Богданов, Л.И. Бородин, С.А. Мельникова, В.Н. Осипов — список авторов русского самиздата можно продолжать и продолжать.
Заслуга Игоря Ростиславовича не только в том, что ему удалось суммировать итоги целого десятилетия самиздатских дискуссий. Он смог сделать это в такой сжатой и одновременно яркой и убедительной форме, что перед его книгой не устояли никакие неписанные запреты. Шафаревич смог пробиться к русской аудитории и тем самым сделал актуальным весь полемический и политический опыт своих предшественников".