May 24th, 2016

  • sokura

Страсбург завален исками на бесчинства украинских боевиков и убийства мирных граждан Донбасса

Оригинал взят у varjag_2007 в Страсбург завален исками на бесчинства украинских боевиков и убийства мирных граждан Донбасса

Почти две тысячи исков граждан Украины к своему государству поступили в Европейский суд по правам человека, сообщает «Российская газета». Люди жалуются в международный суд на свою страну за пытки, убийства детей и разрушенные дома.

В публикации приводятся конкретные примеры. Так, у жительницы Донецка Тамары 18 января прошлого года с собственном доме погиб под обстрелами ВСУ пятилетний сын, а сама она и старший ребенок получили тяжелые увечья. Теперь Тамара добивается того, чтобы Украина ответила за гибель младшего ребенка, разрушенную квартиру и инвалидность ее и оставшегося в живых сына.

«Трагедия этой простой донецкой семьи ничем не отличается от сотен похожих, перечисленных в таких исках в ЕСПЧ — вышли во двор, накрыло снарядом, дети с внуками сели в машину — все сгорели от прямого попадания снаряда, муж пошел в магазин, через секунду на этом месте уже дымилась воронка, — пишет газета. — Среди этих пострадавших людей нет ни одного не только военного, но даже близко стоящего к армии, политике или спецслужбам человека. Все сугубо гражданские люди, которые раньше войну видели лишь в кино».

1

Не менее страшные иски поданы теми, кто попал в плен к украинским боевикам.

«Практически все авторы этих жалоб — глубокие инвалиды, — рассказывает «РГ». — И мужчины, и женщины. Об их страданиях, сухо, через запятую перечисленных на страницах исков и подтвержденных заключениями медиков, даже рассказывать сложно — слишком жутко. Мужчин и женщин хватали военные, дома или на улице, и с мешком на голове увозили. Пытали чаще всего просто ради пыток, видимо руководствуясь логикой — война все спишет. Никому из тех, кто обратился с жалобой в ЕСПЧ, украинские власти не предъявили никаких официальных обвинений, не заводили на них уголовных дел .

«Я депутат сельского совета,- приводится в статье рассказ одного из истцов по имени Александра. — В наше село вошли подразделения «Правого сектора», «Азова» и «Днепр-1″. В пол-одиннадцатого вечера 27 января 2015 года бойцы Правого сектора взломав дверь, вошли в дом. Все были в балаклавах и с автоматами. Меня вывели на улицу, связали руки скотчем, одели на лицо шапку и обмотали ее скотчем, посадили в машину. Всю дорогу меня били и спрашивали на кого я работаю. Себя эти люди называли «Перевозчик», «Механик», «Медведь», «Дончанин». Меня привезли в какой-то подвал и все время били, в лоб тыкали ножом, и по лицу что-то текло — я поняла, что это кровь. Потом выломали ногти под корень. Не кормили. Я все время теряла сознание, а когда приходила в себя, меня опять били головой об стенку, а когда падала, били ногами. В туалет не выводили и не снимали с рук наручники».

2

«Лежала на полу в грязи и сломанные пальцы нагноились, — продолжает бывшая пленница. — Я просила позвать адвоката или следователя, или хотя бы врача, а мне отвечали, что сепаратистам он не положен. На одиннадцатые сутки руки у меня посинели и я очень хотела умереть. Тогда позвали врача, и он помазал руки зеленкой. Самые страшные иски от тех граждан Украины, кто попал в плен к военным, и им повезло выжить. Меня перетащили на первый этаж в холодную комнату, где стены были в крови и дырках от пуль и принесли тарелку, на которой лежала килька в томате и ее посыпали черным песком. Я не ела, а солдаты смотрели и смеялись. Когда меня взяли, я весила 120 килограммов. За 19 дней плена потеряла 53 килограмма».

При этом издание указывает, что эта жалоба одна из немногих, которую можно процитировать, а в остальных — пытки гораздо страшнее.
Источник



«У них больше оружия, у нас больше правды»: с кем воюют ополченцы Донбасса

Оригинал взят у newsmen_lj в «У них больше оружия, у нас больше правды»: с кем воюют ополченцы Донбасса

Корреспонденты EADaily побывали на так называемой линии разграничения в ДНР вместе с военнослужащими отдельного батальона специального назначения «Патриот» — командиром Второй роты «Патриота» Спартаком, замкомом Юрой и связисткой Евой, поговорили с ними о ситуации на фронте, об их батальоне, Минских договоренностях и ближайших военных перспективах.
Линия фронта на северо-западе Донецка, неподалеку от нескольких контролируемых ВСУ населенных пунктов, выглядит тревожно даже в ясную погоду. Оставленные снарядами ямы на проселочной дороге заполнены водой после прошедшего накануне весеннего ливня. Их приходится объезжать. Легковушка едет на самой большой скорости, которая возможна в этих условиях. «Мы здесь в зоне видимости, поэтому нужно проскочить это место быстрее», — объясняет мне боец с позывным «Юра», который ведет машину.
В эти минуты абсолютно тихо. Но тревожную картину за окном автомобиля создают уходящие в перспективу вышки линий электропередач с оборванными проводами. По обе стороны дороги раскинулись безжизненные заминированные поля, засеянные оставшимися еще с позапрошлого года подсолнухами, понуро склонившими теперь свои шляпки.
Мы останавливаемся на позициях, которые бойцы покинули несколько месяцев назад, потому что за два года их укрепления были пристреляны противником, и снаряды залетали прямо в окопы. Юра показывает на виднеющуюся за подсолнуховым полем посадку — «зеленку». Говорит, что там уже расположены позиции украинцев. Окопы усыпаны гильзами, в них немного сползла земля из-за дождя.
Collapse )