January 17th, 2014

  • zbaza

Не надо спорить о сакральном. Если хотите защитить его - лучше бейте.

Согласна на все 100%!
Оригинал взят у arguendi в Не надо спорить о сакральном. Если хотите защитить его - лучше бейте.
Олег Кашин написал отличный текст насчет святынь и их оскорбления. Общий смысл таков: у нас так часто оскорбляют чьи-то святыни и на эту тему так много спорят, что само понятие святыни уже стирается из сознания:

Любая процедура, совершаемая чаще, чем один раз на памяти одного поколения, превращается в обыденность. Процедура, совершаемая трижды в неделю или чаще, превращается вообще черт знает во что, даже не в обыденность, а в то, чего просто уже не замечаешь. Невозможно трижды в неделю испытывать возмущение по одному и тому же поводу, это противоречит природе человека. Сакральность, споры о которой обыденны - это уже не сакральность. В ежедневных спорах о святынях не слышно ничего, кроме привычки и усталости.

Собственно, это то, о чем я постоянно говорю. Моя гражданская позиция. Нельзя спорить с теми, кто посягает на Святыни и Традиции. Сам факт спора с гомосексуалистами или сторонниками абортов - это и есть главная победа гомосексуализма и абортов.

Не надо обсуждать оскорбил ли Фарбер кого-то своим проходом по офицерским звезочкам. Один сломанный позвоночник Фарбера - и всё. И нет никаких проблем. Один митингующий в защиту прав ЛГБТ, которого в момент задержания сделали калекой - и всё. И нет никаких больше пикетов в защиту гомосятины. Товарищ Собянин, разрешите гей-парад в Москве. Но только отдайте город русским горожанам на это время. И уверяем все прогрессивное мировое сообщество, после того как поливочные машины смоют кровь и куски мяса со столичного асфальта, ни один гомосек больше не захочет ни за какие бабки участвовать ни в одной ЛГБТ-акции. И всё. И нет проблемы.

Любой иной путь - это путь самообмана. Путь говорильни, путь дискуссии с грехом. И эта дорожка рано или поздно приведет нас к тому, что мы окончательно свыкнемся со злом и с поруганными им святынями. Мы просто к этому привыкнем. Банально, но факт.

Не надо ни с кем спорить, если это земля наша, а не земля Фарберов. Надо всего лишь вести себя на ней как полноценные хозяева, которые никому не обязаны давать отчет в своих действиях - вот и весь секрет успеха.

Ураган приближается быстро и горе тем, кто оскорбил русское сердце!

Оригинал взят у judastruth в Ураган приближается быстро и горе тем, кто оскорбил русское сердце!
Оригинал взят у servicefree в Ураган приближается быстро и горе тем, кто оскорбил русское сердце!
РЕЧЬ, ПРОИЗНЕСЕННАЯ НА VII СЪЕЗДЕ ОБЪЕДИНЕННЫХ ДВОРЯНСКИХ ОБЩЕСТВ(1912 ГОД)


Нашествие это началось в историческом смысле сравнительно недавно… еврейские химики заготовляли впрок революцию, женевские бунтари и смутьяны, дразнили фантазию русских студентов кровавыми химерами, миражем социального переворота; уже оплетали Россию женевские пауки густой, липкой сетью конспирации, уже шумели типографские станки подполья, и пафос еврейских прокламаций уже будоражил молодёжь страны. Русские идеи были скоро вытеснены из нашего культурного обихода идеями еврейского производства; …Появились "ежемесячные подкалыватели" иудейского происхождения, началась на долгие годы литература о плохом городовом.


Русское общественное мнение подвергалось всестороннему обрезанию по еврейскому трафарету, народилось архипошлейшее интеллигентное воззрение, психология оболваненной толпы, непременное свободомыслие, обязательное безверие безвыходный шаблон либеральщины. Еврейский натиск на печать и литературу возрастал, зараза иудаизма проникла в газеты и журналы, в публицистику, в критику, в историю литературы, в поэзию и беллетристику, в драматургию, в энциклопедии.


К 90-м годам печатное слово уже представляло чуть ли не сплошное иудейское засилье. Уже диктаторствовали Вейнберги и Венгеровы; уже наглели ежедневные развратители Нотовичи и Липскеровы, Пропперы и Фейгины уже размножались Слонимские, Герценштейны, Иоллосы; уже осаждали русскую литературу Минские и Волынские; уже засорялся русский язык, уродовались русские мысли; насаждались безверие и отрицание, расцветало мещанство; пригнеталась русская душа к земле, оскудевала русская мечта, наполнялись русские сердца местью и злобой; корчилось общество в судорогах самооплёвывания, с грязью смешивался патриотизм, позором клеймилось национальное достоинство.


"Новости", "Новости Дня", "Курьеры", "Северные Вестники" делали своё мрачное, чёрное дело, а за ними шло покорное стадо шаббесгоев, жидовствующих недоумков, зажимавших рот каждому, кто решался протестовать против еврейского кодекса…


Но буря и натиск евреев, естественно, вызвали отпор, "Антисемитизм" у нас не первый день - он в нашей литературе со времён Достоевского и Лескова. Семидесятники первыми испытали всю прелесть вторжения евреев в русскую литературу, и пророк-Достоевский в ужасе воскликнул: "Жиды погубят Россию!" Его статья "Еврейский вопрос" достаточно ярко рисует злонамеренность еврейства. Угрозу надвигающегося засилья расчуяли многие, и антисемитизм был немедленным ответом на первые же захватные шаги евреев. Правда, еврейство продолжало своё наступательное шествие;… За тридцать-сорок лет иудейского нашествия евреи достаточно нажили себе врагов, и врагов талантливых, метких, стойких, непримиримых.


Я не буду их перечислять, их и так хорошо помнят и знают евреи. Но и евреи не дремали. Мало того, что они прибирали к своим рукам газеты и журналы, что исподволь готовили в них революцию, что всемерно поощряли в литературе динамичную тенденцию, что неустанно апеллировали к передовому обществу, что громко ныли о своей жалкой участи, что радостно поощряли русское самоотрицание, что открыто учили попирать историю и традицию, презирать отцов и дедов; мало того, что эти международные вульгаризаторы тащили нам с Запада всякую умственную гниль, затасканные отбросы чужой культуры (нигилизм, ницшеанство) лишь бы отучить от САМОБЫТНОСТИ, лишь бы столкнуть нас с исторического пути…


Еврейский натиск расколол всю русскую литературу на два враждебных стана. Еврейское "равноправие" стало, вдруг, пробным камнем "честности убеждений", рубиконом политической нравственности, мерилом личных достоинств, билетом на райское блаженство, паспортом литературности и художественности. И так до сего дня.


Сколько у нас в литературе несправедливо отвергнутых и забытых - и всё из-за жида! Такая вражда партий, направлений, а изнанка одна - жид! Ради него раскололась литература и междоусобствует насмерть. Он всё внёс: и непримиримость, и озлобление, и ядовитую клевету, и неразборчивую месть…


Окончательное пленение евреями русской литературы относится к началу нового столетия. Победа марксистов над народниками была и победой евреев над русскими писателями. Уже "социал-демократические" журналы -"Начало", "Правда", "Жизнь" сплошь пестрили иудейскими псевдонимами. Да и "победу" декаденства приходится приписать тому же Израилю. Родоначальником декаденства является "Северный Вестник", основанный Волынским-Флексером вкупе с Минским-Виленкиным и Любовью Гуревич. Неудивительно, что столичные дантисты и фармацевты с таким жаром встречали "модернистов" - это "из наших" втайне восхищались еврейчики и аплодировали.


Так же, впрочем, аплодировали они и революции и тоже по родственному чувству. Ещё бы! Дейч, Гершуни, Гоц, Рутенберг, Азеф, Хрусталёв-Носар, Троцкий-Бронштейн, Парвус, Рубинович и т. д.


Чем же не "русская" революция?


Collapse )