mrminiver (mrminiver) wrote,
mrminiver
mrminiver

Отрывок из "Богословский сюрреализм, или Запретный плод совместных молитв"

eres

Из http://www.odigitria.by/2016/06/02/bogoslovskij-syurrealizm-ili-zapretnyj-plod-sovmestnyx-molitv/#more-29038

О том, что РПЦ в экклезиологическом проекте «восстановления единства христиан» идет на поводу у ВСЦ и Ватикана, говорит и история упомянутой уже «недели молитв о единстве христиан». «Сегодня началась Неделя молитв о единстве христиан, особенно значимая для Католической Церкви в России. Недели молитв о единстве христиан, организуемые Папским Советом по содействию христианскому единству и Всемирным Советом Церквей, берут свое начало с 1968 года. В Католической Церкви они по традиции проводятся с 18 по 25 января. Кульминацией Недели молитв всегда является экуменическое богослужение. Представители разных христианских Церквей собираются вместе на богослужениях, конференциях, концертах и т.д., чтобы молиться о единстве в соответствии с повелением Христа: “Да будут все едино”. Нынешняя неделя стала уже 49-й по счету». 24 Эта риторика уже почти буквально повторена в «Совместном заявлении»: «5. <…> Мы скорбим об утрате единства, ставшей следствием человеческой слабости и греховности, произошедшей вопреки Первосвященнической молитве Христа Спасителя: “Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино” (Ин. 17:21)».

Поэтому именно как «совместные молитвы» (и полностью легитимные, канонические, соответствующие нормам РКЦ) и никак иначе воспринимали латиноамериканские католики свое «присутствие» на патриарших молебнах и литургиях во время завершившейся поездки. «В эксклюзивном интервью Sputnik Brasil архиепископ Рио-де-Жанейро утверждает, что “визит патриарха Кирилла в Латинскую Америку является знаком доброй воли и сближения, поскольку Латинская Америка — это огромный католический континент, куда патриарх Кирилл принесет узы дружбы и братства. <…> я считаю, что главным моментом пребывания патриарха Кирилла в Рио-де-Жанейро будет молебен у подножия Христа Искупителя. Сам патриарх пожелал посетить это место, являющееся символом Бразилии, чтобы провести молебен. <…> И, даст Бог, я буду присутствовать там, чтобы сопроводить патриарха по лестнице, ведущей к статуе Искупителя, поскольку там расположена капелла католической церкви, архиепископская часовня, и мы хотим поприветствовать его как брата, который приходит, чтобы помолиться, там мы проведем совместный молебен». 25 И хотя официальная терминология РПЦ в подаче этих событий, как может показаться на первый взгляд, более сдержанная и осторожная (умеренно-экуменическая, не столь «панибратская»: «на богослужении присутствовали <…> кардинал Орани Жуан Темпеста, архиепископ Рио-де-Жанейро, и другие представители Римско-Католической Церкви Бразилии»), 26 в контексте всего сказанного общая тенденция процесса просматривается достаточно отчетливо.

Подведем итог.
Казалось бы, «обоюдоострый» характер новейшего (образца 2008 г.) канона РПЦ, сочетающий акривию традиционной нормы с широкой икономией как открытой возможностью игнорирования этой нормы, позволяет трактовать его как в ту (ортодоксальную), так и в другую (экуменическую) сторону. Формально оставлено юридическое основание для корректной полемики, что дает нам, ревнителям Православия, повод надеяться на то, что ситуацию еще можно повернуть в обратную сторону законным путем (общецерковным обсуждением, работой богословских комиссий, вынесением альтернативного соборного решения). Однако фактически, или по сути, речь идет об упразднении прежних канонов, регламентирующих рассматриваемое беззаконие (сомоление с отщепенцами и еретиками). Сдаваемые в архив правила носили универсальный характер («таковые [другие еретики; то есть всякие без исключения. – А.Б.] не должны присутствовати, аще не обещаются покаятися и оставити ересь»), потому что были неразрывно связаны с догматом о единственности Церкви. Святитель Тимофей – один из отцов Второго Вселенского Собора, в непреходящем каноническом правиле которого (святителя) выражен сам дух этого Собора. Поэтому за редакцией канонического права стоят гораздо более фундаментальные вещи, чем изменение «современных условий» жизни Церкви и прочий богословский лепет про внешние факторы. На самом деле, изменяется не среда обитания Церкви («мир сей»), но сама экклезиология, то есть вероучение. В частности, таким образом сказывается рецепция гуманистической экклезиологии Второго Ватиканского собора (с безнадежно размытыми церковными границами), которая постепенно и вытесняет, как инородную ей, строгую экклезиологию Второго Вселенского. А это означает, что масштаб проблемы уже не позволяет решить ее силами даже самых неопровержимых аргументов ортодоксов, но – только вмешательством Самого Главы Церкви, или Промыслом Божиим.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments